Мазохист

Мазохист — это человек со сложными моделями поведения. В нем присутствуют разные грани (нарцистические, шизоидные, депрессивные, и одна из них мазохистическая). Эта грань очень присуща человеку нашего общества и сильно этим обществом подпитывается. Часто встречаются люди, особенно среди старшего поколения, для которых внутренний дискомфорт – совершенно не повод для перемен. Состояние дискомфорта ими замечается только лишь при непереносимой боли, сильном голоде, предельной усталости. И только это может заставить их позаботится о себе и попросить о помощи. Работать до седьмого пота дома, на работе, на службе, на даче; забывая об отдыхе, не замечая болей в спине, коленях — это знакомая картина для нашего старшего поколения. Вкладываться в работу, чтобы быть «на хорошем счету» у начальства. В детей, которые становятся еще более инфантильными. И ни дай бог предложить такому человеку помощь или как- то позаботиться о нем! В лучшем случаи вы услышите в ответ: «ничего, я потерплю», а в худшем — обвинения в свой адрес и посыл «заняться делом».

Женщина преклонного возраста, у нее выявлена онкология. (Очень часто онкологическим заболеваниям предшествует ощущение, что ты никому не нужен, не востребован ни на работе, ни в семье.) Обратилась за помощью к психологу: сын(40 лет) не работает, пьет. Что ей делать? При этом разделить с ним жилье, так сказать «сепарироваться», — даже не рассматривает. Говорит: «Он без меня не выживет». И она буквально отдает свою жизнь и последнее здоровье на его содержание.

Девиз мазохиста – терпеть и страдать! Для чего же им это надо?

Основная потребность — в любви и признании.

Ребенок появляется на свет со своими желаниями, потребностями, надеждами. Бывает так, что родители не готовы к воспитанию. И совсем им становится трудно, когда у ребенка обнаруживаются чувства, намерения, мотивы и свои предпочтения. Сознательно, а скорее неосознанно, такие родители делают все, чтобы ребенок стал управляемым, функциональным, таким, который ни чего не требует, не хочет, делает все, что говорят. У него не формируется собственное мнение, не появляется ощущение самоценности. А так как потребность в любви сильно значима и важна для ребенка, ему ничего не остается, как приспосабливаться сначала к родителю, а потом и остальному миру своим самоотверженным отречением и самолишением.

Со временем, ребенок перемещает внешнего «родителя- садиста» внутрь себя. И теперь этот внутренний «садист» заставляет терпеть лишения и страдания.

Несмотря на собственную униженность, человек начинает гордиться хотя бы тем, сколько он может вынести, каким удобным может быть. И в результате, как уже говорилось, мазохист «загибается» на работе или на даче, чтобы другие оценили его подвиг! А люди не хотят возвращать ему любовь, так как, в отличие от родителей, не ждали от него служения. Мазохисту сложно поверить в то, что от него никто не ждет самоотверженного служения или самолишения. Тогда самолишение становится его нормой, а способность выносить страдания-главной гордостью, способом получить любовь, стать морально выше других.

Соответственно те, кто беспрерывно терпят и при этом страдают, будут признаны мазохистами, так как эти качества стали их самой важной ценностью.

Отмечаю такую черту в групповой работе с социальными работниками. В их высказываниях четко прослеживается категоричное разделение «я больше не могу» (так работать) и «я буду плохая» (если не буду так работать). Высказываются жалобы и на то, что много работы, и на несправедливое отношение, обращение с ними со стороны руководства. При этом сами соц. работники не видят задачу выстроить свои границы, упорядочить работу, ведь «от клиентов трудно уйти, сказать им — «нет». Как не могут рассмотреть идею о том, чтобы найти способ давать обратную связь руководству.

С агрессией у мазохиста вообще плохо, так как проявление её противоречит его замыслу быть «выше других». Вследствие этого агрессия из прямой формы переходит в манипулятивную. Посвящая всего себя служению другим людям, он ждет и ответного служения. И, не обнаруживая такого или считая не достаточным, — обижается, страдает, обвиняя в своих страданиях других. Обижаясь, мазохист преследует своей целью «помучить» окружающих, за их невнимание и нежелание понимать его «без слов». Он «натренирован» на то, чтобы понимать, предугадывать желания других, подсознательно ожидая такого же в отношении себя. Считая такое умение доказательством любви. При этом выразить свою любую потребность в прямой просьбе мазохист не может. Прямая просьба представляется для него очень опасной, за которую могут перестать любить.

Поскольку тело и психика связаны, то все мучения себя и своего тела со временем проявляются в теле, в виде различных заболеваний. Становясь беспомощным, мазохист вовлекает близких в свою болезнь, заставляя их отказываться от собственных жизненных планов.

Молчаливые обиды, недовольства, страдания с упреком, жертвенная позиция, «задвигание» своей агрессии – всё это впрямую провоцирует рядом живущих сделаться «садистами». И, сделавшись садистом, близкий человек испытывает сильную вину, а мазохист, вместе с болью, — чувство морального превосходства. Он становится неявным садистом, помогая близкому человеку быть «плохим», радуясь тому, что «плохость» близкого оттеняет «несчастность» и «хорошесть».

В чем же будет заключаться работа над собой такого человека?

  1. Прежде всего, необходим поворот к себе, к своим желаниям, потребностям.
  2. Важно обнаружить повторяющиеся формы насильственного поведения в отношении себя.
  3. Осознать «цену», которую мазохист платит за ту модель поведения, которая ему когда-то помогала.
  4. Обучаться прямым формам общения, навыкам отслеживания всего спектра своих чувств, и умению их правильно выражать.

Автор статьи:Антон Теплов-Грачёв
Записаться на консультацию к Антону:






Похожие записи